rosh.hashana.images1Меняется время, меняется мир, но остаются неизменными главные символы традиционной культуры народа Израиля. Среди них и праздник Рош Ходеш, приходящийся на каждый первый день месяца еврейского календаря. И хотя Рош Ходеш упоминается в Торе в одном ряду с праздниками, запрета на работу в этот день не существует. А посему снова в уютный гостеприимный дом на улице Чайковского пришли «потрудиться» в осмыслении вклада в еврейскую культуру члены еврейской общины и их гости.


После вступительного слова раввина синагоги «Бейт Аарон» Мойше Дерунова собравшиеся за чашкой чая с бутербродами и сладостями слушатели всех возрастов «погрузились» в мир Искусства, Науки и Политики.
Для меня, впервые пришедшего сюда по приглашению Надежды Носовой, этот вечер оказался поистине необычным и запоминающимся. Содержание программы, продуманное и предложенное на этой встрече, отличалось стройностью представления подготовленного материала, его неизменной видео презентацией или обращением к литературным бумажным источникам. За эмоциональностью и волнением выступающих угадывались не только влюбленность в предложенную тему, но и личное сопереживание. Как сложно порой уложить в регламент сообщения огромный вклад создавшего то или иное произведение, научное решение, подвиг служения своему народу и «Земле обетованной» на Ближнем Востоке. Как сложно не уйти в описание второстепенных подробностей, мотивируя собравшихся на дальнейшее самостоятельное изучение раскрытых в сообщениях фактов.

pasternakВ лирическом повествовании Ольги Рехтер, взявшей на себя труд «объять необъятное» в сложной судьбе Бориса Пастернака, неравнодушные слушатели творческого вечера приоткрыли некоторые направления и литературного наследия, и неизвестные в прошлом линии его жизни. «Им восхищались, его признавали лучшим поэтом страны, с ним советовались, и его травили, исключали, запрещали, обвиняли в измене Родины». Мне вспоминаются годы, когда творчество лауреата Нобелевской премии Б.Пастернака считали «политическим пасквилем на социалистическую революцию и СССР», а автора – «литературным сорняком». Как по иному зазвучало это имя сравнительно недавно в сознании современного российского общества. Сейчас каждый знает, что Борис Пастернак – гениальный поэт, классик отечественной литературы.


sharonУбедительные штрихи к портрету Ариэля Шарона (Шейнермана), дополненные фотографиями, удалось создать Юлии Крыловой, об этом «символе еврейского солдата и патриота», прошедшего от рядового до генерала Армии Обороны Израиля. Юля рассказала, как в школьные годы на обязательных в советской школьной практике политинформациях в соответствии с идеологическими установками того времени ей поручили подобную тему. С экрана на нас смотрел Шарон с ,его проницательным взглядом о постоянном безопасном мире для Израиля, о «настоящей силе человека, крепко связанного с землей».

felix 1.rypjju.expanded.mh6Пожалуй, самым большим и неожиданным откровением для слушателей оказалось тщательно продуманное и сопровождаемое музыкальным видеосюжетом выступление Геннадия Голубева. Всему цивилизованному миру известен «Свадебный марш» Феликса Мендельсона. Но кто настоящий автор этого произведения, фрагмент из которого звучит во время запоминающегося всем момента вступления в брак двух любящих сердец? Традиционный экскурс в прошлое талантливого композитора, названного «Моцартом XIX века», неожиданно набирает захватывающий оборот. «Настоящее музыкальное чудо» создала старшая сестра Феликспа Фаина Гензель, урожденная Мендельсон, написавшая около 500 музыкальных произведений, до своей кончины оставалась в тени музыкальных успехов, дарила брату свои труды. Среди них увертюра к спектаклю «Сон в летнюю ночь» – «Свадебный марш». Купающийся в славе среди культурной богемы Гамбурга, Берлина, Парижа, Лондона, Зальцбурга, Рима, Лейпцига, Эдинбурга не менее талантливый исполнитель брат Феликс вскоре так же покинул сей греховный мир. Такова трагичная история «Свадебного марша».Но это информация для размышления….


blanterМузыкальную страницу продолжил Владимир Блантер, связанный родственными узами с известным советским композитором Матвеем Блантером. Личные воспоминания, передаваемые из поколения в поколение, лишь коротко, прежде всего, для присутствующей молодежи, дополнялись списком его песен. Взрослые тихо вспоминали слова «Катюши»,»Песни о Щорсе», «Летят перелетные птицы…», «Враги сожгли родную хату», « В городском саду играет…»


И кто бы мог подумать, что засидевшуюся публику, так увлечет сообщение Марка Штейнберга. Найдя среди огромных фолиантов синагоги необходимые смысловые словосочетания, докладчик повел диалог об иврите. Казалось бы, столь сложная тема «под занавес» встречи уже не сможет вместить в головы интеллектуалов изящно подготовленный текст. Элиэзер Бен Иегуда, чье имя можно прочитать в названиях улиц Израиля, на время стал предметом пристального внимания и размышлениям молодого исследователя, пожившего в этой «стране Вожделенной» не один год. Гуманитарный подвиг учителя и журналиста Лазаря Перельмана, достойный примера, дал еврейскому обществу, разобщенному многими наречиями, официальный язык Государства Израиль.
Без сомнения, очередная встреча в день Рош Ходеш – событие в культурной жизни ярославских евреев. На повестке - новые сообщения, новые открытия, а с ними новые встречи.


Александр Емельянов, заместитель председателя Ярославского регионального отделения Ассамблеи народов России,

кандидат географических наук.

ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ БЫЛ… ведь Вы же лучше других, дорогой друг, знаете, что на сколько я терпеть не могу писать статьи, заметки в газеты, тексты поздравлений, настолько же обожаю писать Вам, и только Вам, будучи твёрдо уверен, что всё услышанное Вы сохраните в полной конфиденциальности. А ведь это почти немыслимо в эпоху интернета, таблоидов, утечек персональных данных и других гнусных посягательств на частную жизнь.


2 февраля мне довелось впервые побывать на заседании интеллектуального клуба «Рош ходешь», ставящего перед собой высокую цель вспомнить тех, кого уже нет, но чей вклад в духовную сокровищницу человечества настолько велик, что мы не можем время от времени не вспоминать о них, вновь ощущая их присутствие среди нас, вспоминающих. Нечего и говорить. Какая это огромная ответственность для всех нас, ведь любой неверно взятый аккорд, малейшая фальшивая нота тут же могут быть обнаружены, а если даже не будут, так это ещё хуже. Это будет означать, что мы вспоминаем НЕ ТО и НЕ ТАК. Вы можете представить себе последствия? Лично я – нет.
Вспоминая, мы превращаемся в канатоходцев над бездной, ни больше ни меньше. Может ли что-то спасти нас? Да – любовь. Самым тёплым и задушевным стал рассказ Ольги Рехтер о Пастернаке. Даже хорошо известные факты прозвучали как-то по-новому, мягко и доверительно, а обстоятельства её личного знакомства с творчеством Бориса Леонидовича заставляли каждого из присутствующих невольно вспомнить о своём пастернаковском «первом причастии».
По контрасту с предыдущим рассказом, жёстко и с железной логикой прозвучало сообщение Юлии Крыловой о жизненном пути Ариэля Шарона, но это и естественно – сама фигура решительного военного и бескомпромиссного политика требовала от рассказа о нём именно такого стиля.
Дорогой друг! Не сомневаюсь, что если Вы с вашей неизменной снисходительностью до этого момента и не замечали моей беспомощности как рецензента ( о Боже, что же за слово такое выскочило! К чему оно здесь?!.), то сейчас даже эта снисходительность Вам не поможет. Да, речь идёт о Феликсе Мендельсоне. О, сколько раз и Вы, и я припадали к этому божественному источнику вдохновения, очарованные самыми волшебными мелодиями, которые только можно себе вообразить, сколько раз, следуя уникальному мендельсоновскому ритму, мы возрождались подобно фениксу из пепла, когда, казалось, уже нет сил ни жить, ни умереть – и мы оживали вновь! Сколько, повторюсь, раз! И вдруг (Вы не поверите!) в докладе я слышу, что львиная доля мендельсоновского наследия на деле принадлежала не ему, а его старшей сестре, роль же самого Мендельсона в этой ситуации сводилась… - ну, Вы всё поняли, к чему подробности!?
На следующий же день я ринулся на работу (в свой выходной, кстати) лично удостовериться, что же именно интернет может сообщить про Фанни Мендельсон. И впрямь, большая часть материалов идёт под заголовком «Как великий композитор обирал собственную сестру». Любопытно, что это почти один и тот же текст, растиражированный многие десятки раз на разных (к счастью не на всех) сайтах. Доказательная база всего этого практически равна нулю. Дорогой друг, мне так не хочется с Вами ругаться по пустякам, но Вы столько раз твердили мне о невозможности жить в нашем мире без интернета, что это уже превратилось в почти неприличную навязчивость с Вашей стороны. Но я настаиваю на своём. Я лучше ещё раз перечитаю прекрасную книгу Антона Ноймайра «Музыка и медицина», её раздел о Феликсе Мендельсоне, о его благородной и трагической судьбе, в том числе и о необычных отношениях с любимой сестрой, чем брошу взгляд на мусорную кучу «фактов» из интернета, до которого мне нет никакого дела.
Впрочем, если считать, что конечная цель любого доклада – пробудить слушателя от духовной спячки, то лучшего способа нельзя придумать и именно доклад о Мендельсоне, сделанный Геннадием Голубевым, следует признать самым лучшим за весь вечер.
Ах, друг мой, Вы, наверно, уже утомились моим рассказом! А ведь ещё был полный выразительных деталей, окрашенный лирикой семейных воспоминаний, рассказ Владимира Блантера о Матвее Блантере, и эмоциональное выступление Марка Штейнберга об истории возрождения иврита, которое даже я, столь далёкий от лингвистики, слушал, раскрыв рот! Я так жалею, что Вас там не было. Ко всему прочему, это избавило бы меня от неумелых попыток передать Вам, не искажая, ту прекрасную атмосферу, что заставила меня подумать – как замечательно, что…..


Е. Кирсанов

© 2022\ www.ceulmad.ru - портал Еврейской национально-культурной автономии Ярославской области. Все права защищены. Использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия редакции или с указанием ссылки на сайт.

^ Наверх